8 просмотров

Якутянин, четыре года живущий на диализе, завоевал семь медалей на соревнованиях в Европе

Житель Якутска Гаврил Чемоханов завоевал две золотые, четыре серебряные и одну бронзовую медаль на Национальных трансплантационных играх, которые прошли в Польше. В этих состязаниях принимают участие диализные пациенты и те, кто перенес трансплантацию органов.

37-летний якутянин стал первым за последние 20 лет спортсменом из России, который принял участие в трансплантационных соревнованиях такого уровня.

Гаврил рассказал News.Ykt.Ru о соревнованиях в Польше, о том, как болезнь изменила его взгляды на жизнь, и поделился своей мечтой — в ближайшем будущем он собирается учредить федерацию спорта для диализных и трансплантированных пациентов.

Диагноз «почечная недостаточность» Гаврилу Чемоханову поставили в 2013 году. С этого же времени он находится на диализе.

«Тогда я и подумать не мог, что снова буду заниматься спортом», — признается он.

Раньше Гаврил, учитель физкультуры по образованию, занимался вольной борьбой, был тренером.

Трансплантационные игры в польском городе Замосць стали первыми большими соревнованиями в его спортивной карьере. Он участвовал в соревнованиях по легкой атлетике. Выиграл забег на дистанции 200 метров, завоевал золотую медаль в метании диска и стал серебряным призером по итогам забега на 100 метров.

«Я никогда в жизни не бросал диск, — рассказывает Гаврил. — Думал, что будут какие-нибудь послабления, но всё было строго. У меня было три попытки. Первые две были неудачными, но в третий раз удалось бросить диск дальше всех.

Соперниками были парни под два метра ростом. Не знаю, как смог их одолеть на дистанции 200 метров. До сих пор удивляюсь».

В Якутске Чемоханова знают как организатора городских соревнований среди пациентов с заболеваниями почек. Первый спортивный фестиваль прошел в 2015 году, в этом году были вторые соревнования.

«В Польше мне хотелось узнать, как проводятся такие крупномасштабные соревнования, — рассказывает Гаврил. — Порадовало, что устроители продумали и учли каждую мелочь. Там было всё, что нужно людям с таким диагнозом, как у меня. Я много знакомился, общался, узнавал.

Организаторы даже немного устали от моих расспросов. Ближе к концу соревнований я уже начал немного говорить по-польски — язык простой, понятный и немного похож на русский».

«Из России больше никого не было»

В Польшу Чемоханов поехал один, на свои средства.

— Я узнал о трансплантационных играх случайно, стал искать о них информацию в интернете, — говорит Гаврил. — Подал зимой заявку на участие, а через несколько месяцев получил приглашение.

Кого-то это удивляет, но ведь так и должно быть: взял и поехал. Нет смысла ждать, что решат другие дяденьки и тетеньки: мы сами должны принимать решения и действовать.

Сложнее всего было решить вопрос с гемодиализом. Нельзя ни в коем случае пропускать ни один сеанс. В Польше я проходил диализ платно в частном медцентре.

Из России больше никого не было. Мне сказали, что я первый россиянин, который принял участие в соревнованиях. Знаю, что в последний раз российские спортсмены участвовали в Европейских трансплантационных играх в 1990 году. Им помогал институт Шумакова. После них никто уже не ездил.

В Польше мне дали приглашение на Всемирные трансплантационные игры, которые скоро пройдут в Испании. Пригласили не как участника, а как гостя. Жаль, но побывать на этих соревнованиях не получится, все средства я потратил на поездку в Польшу.

О болезни

— Я заболел в 2013 году. Был сильный эмоциональный упадок. Примерно год ушел на осознание, принятие своего диагноза и психологическое восстановление.

Для меня это было неожиданностью. Я был здоровым человеком, а тут бац — всё изменилось за один день. Отказали почки. Тело буквально почернело. Не знал, что делать — то ли плакать, то ли прощаться с родными.

Сначала от меня отказались в одной больнице, потом — во второй, третьей. Говорили: «Ну, куда вы с такими анализами?». В конце концов меня приняли в одной больнице, поставили на ноги — очень благодарен за это моим врачам.

Долго лежал в реанимации. Такое это место… Сложно подобрать слова. Справа и слева умирали люди, и это было будто в порядке вещей. Думал: «Куда же я попал?». Вроде только вчера был здоров, ходил по делам, а тут — трубки, кровь, аппараты.

Не можешь даже шевельнуться. Подходит врач, говорит: «Держись, надо выкарабкаться». Было ощущение, что организм какой-то пустой.

Сейчас понимаю, что чуть не умер тогда. Когда ты все-таки выкарабкиваешься, то чувствуешь невероятный эмоциональный подъем. Прежние переживания, обиды, людские пересуды — всё это теряет смысл.

Происходит полная переоценка ценностей. В такие моменты очень ясно осознаешь, что лучше всего ценить тех, кто рядом, и радоваться жизни.

Не скажу, что я стал аскетом или монахом, но на многие вещи я стал смотреть по-другому. Пришел к вере, принял осознанное решение и крестился. Во что-то всё равно нужно верить.

О диализе

Чтобы получать диализ, я вначале жил в Нерюнгри — здесь мест не было. Позже в Якутске открылся «Диалог» (центр амбулаторного гемодиализа — от ред.), и меня перевели сюда, чтобы я был ближе к семье.

Сейчас получаю диализ три раза в неделю. У меня вечерняя смена — с восьми вечера до часу ночи. После диализа организму нужен отдых — на восстановление уходит около 12 часов.

Многие не знают, что такое диализ. Если объяснять по-простому, то твою зашлакованную кровь прогоняют через аппарат «искусственная почка», а затем вливают обратно уже очищенную. После этого чувствуешь сильную слабость, падает давление. Если бы все знали об этих нюансах, было бы легче — не пришлось бы объяснять всё это, например, людям в очередях в поликлинике.

О трансплантации почки

Мне должны были трансплантировать почку, но, к сожалению, мой родной брат не подошел на роль донора. С тех пор этот вопрос так и остался подвешенным.

С момента, когда мне поставили диагноз, прошло уже четыре года. За это время я сильно похудел — раньше весил 93 кг, сейчас 73 кг. Нет прежней энергичности, стал быстрее уставать.

Но я уверен: всё, что ни делается, — к лучшему. Когда ты болеешь, у тебя появляется мотивация. Хочется всё успеть, ты не можешь позволить себе сидеть на одном месте.

Стараюсь не переживать из-за своего диагноза. И не люблю, когда жалеют.

О проблемах нефрологических пациентов

С каждым годом нефрологических больных становится больше. Раньше диализ делали в три смены, сейчас — в четыре. Мест нет, всё забито. Уже встал вопрос об открытии второго диализного центра из-за нехватки мест.

Нас очень поддерживают врачи — подбадривают, когда нужно, находят нужные слова. Но у них и без этого много работы, а психологов в центре нет, хотя они очень нужны. От диализа морально устают даже самые энергичные и сильные люди. Ты не можешь пропустить ни один сеанс. И что бы ты ни делал, твои мысли все равно крутятся вокруг этого. Из-за этого некоторые впадают в депрессию — сидят дома, никуда не ходят, живут от одной поездки в центр до следующей.

О тренировках

Мне понадобилось много времени, чтобы осознать, что я могу заниматься спортом.

Казалось, что раз у меня инвалидность первой группы, тренировки остались в прошлом. Сейчас я понимаю, что это не конец жизни

Обычно тренируюсь два раза в неделю. К европейским соревнованиям готовился в спортзале в 203 микрорайоне, ходил в бассейн, делал пробежки. Разработал свою методику — с моим диагнозом тренироваться нужно правильно, не надрываясь.
                                                                                                                           

О спорте

Многие мои знакомые ходят в бассейн, увлекаются бегом. Не нужно думать, что раз человек болен, он не хочет или не может заниматься спортом.

Многое зависит от состояния человека, но физическая активность в любом случае нужна. Спорт заряжает, держит в тонусе, помогает поверить в себя и свои силы.

Те, кто на диализе, конечно, не могут заниматься так же интенсивно, как спортсмены. Когда болеешь, даже простые упражнения даются с трудом. Поэтому больший упор делается на ЛФК, зарядку, растяжку.

Среди нас много желающих заниматься спортом. Но многие думают, что их все равно не допустят ни до каких соревнований, поэтому не проявляют активность.

Но ведь занятия спортом, наоборот, должны всячески поощряться, чтобы человек не отгораживался от общества. Заболеть может каждый. И в таких случаях люди очень нуждаются в поддержке — не только в материальной, но и в психологической. И как раз с этим может помочь спорт.

                                                                                                     

 «Почему я должен молчать?»

Раньше я не занимался общественной деятельностью.

Но после того, как заболел, стал искать информацию о сообществах для нефрологических пациентов, познакомился с общественниками — Натальей Каратаевой, Михаилом Сапожниковым.

Я человек энергичный, не могу сидеть на одном месте. Начал ходить на собрания «Нефро-лиги», стал помогать с организацией мероприятий.

Хочется быть полезным. Бывает, лежишь и думаешь: «Занялся спортом — молодец! Но для кого? Что ты еще можешь сделать? Вдруг сегодня твой последний день?». Мы ведь ходим по краю — идешь, идешь и вдруг — всё, тебя нет. Это негативные мысли, но от них никуда не деться. Они тоже по-своему мотивируют, заставляют двигаться вперед.

Некоторым не нравится то, чем я занимаюсь, они говорят: «Зачем ты обо всем этом рассказываешь? Ты же инвалид, надо стесняться этого». Но почему я должен молчать? Мне важно озвучить, донести до общества важные для нас вопросы и проблемы. Я понимаю, что всем не угодить, поэтому говорю таким людям: «Попробуйте сделать так же, как я, и если сделаете лучше, я вам пожму руку».

О создании Всероссийской федерации

О спорте для диализных и трансплантированных пациентов в России слышали лишь немногие. Моя задача — донести до людей, что такие соревнования необходимы.

Мне хочется, чтобы люди не зацикливались на своей болезни. Одно дело — когда сидишь дома, ничем не занимаешься, и совсем другое — когда общаешься с друзьями и соратниками, делишься с ними переживаниями, строишь совместные планы.

В 2015 году мы провели спортивный фестиваль для диализных и трансплантированных пациентов. Собрал единомышленников, нашел спонсоров и хорошие призы. Соревнования прошли на ура, всем очень понравилось.

В программе соревнований были не только шашки и шахматы, но и пионербол, эстафеты, дартс, якутские настольные игры. Люди с заболеваниями почек могут играть и в более активные виды спорта — футбол, волейбол, но для этого у них должна быть хорошая физическая подготовка.

А зарубежные трансплантационные игры похожи на Олимпиаду. Есть всё — легкая атлетика, плавание, теннис, сквош, волейбол, велоспорт.

Хочется, чтобы местные соревнования среди диализных и трансплантированных пациентов не ограничивались одним или двумя видами спортами. У всех нас одинаковые возможности, просто они немного ограничены в силу состояния здоровья.

В России сейчас нет никого, кто бы занимался организацией таких соревнований. Я решил, что нужно попробовать, хочу вложить в развитие этого спорта все свои силы, время и знания.

Собираюсь учредить Всероссийскую федерацию спорта для диализников и пациентов с трансплантированными органами. С этой целью планирую переехать осенью в Москву.

Мы обсуждали эту инициативу на общероссийском форуме «Нефро-лиги». Но нас — тех, кто готов заняться организационными вопросами — пока только двое. Будем привлекать сторонников, работы уйма.

Призываю министерство спорта поддержать наше начинание. Якутяне могли бы составить хорошую конкуренцию спортсменам на зарубежных трансплантационных играх. Другое дело, что ни у этих людей, ни у нашего сообщества нет средств на поездки за границу. А хотелось бы, чтобы на Европейские трансплантационные игры ездил не один человек, а сборная команда.