298 просмотров

Трансплантолог Валерий Петров: Каждый из нас может спасти троих

В Якутии среди вполне обычных людей живут и те, кому жизнь была подарена еще раз — 147 человек с пересаженными почками, печенью, сердцем. Сегодня News.Ykt.Ru затрагивает очень важную тему — трансплантацию органов.

Этот год в российской трансплантологии отмечен 50-летием первой трансплантации почки в СССР и 25-летием первой трансплантации печени в России. Сегодня трансплантация органов выполняется в 44 центрах трансплантации, в 21 регионе Российской Федерации. В том числе и в Якутии, в Республиканской больнице №1 — Национальном центре медицины.

Ежегодно в Медцентре проводится до 10 успешных операций по пересадке органов. Но это катастрофически малая цифра на фоне нуждающихся в срочной трансплантации.

По оценкам руководителя Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова, доверенного лица президента России Сергея Готье, до плановой операции по пересадке печени или сердца не доживает каждый десятый пациент.

Корреспондент News.Ykt.Ru встретился с главным трансплантологом республики, чтобы выяснить, какие есть проблемы и перспективы у якутской трансплантологии.

ПЕтров

Валерий Петров, генеральный директор Медцентра, заслуженный врач РФ, кандидат медицинских наук, трансплантолог:

— Трансплантология по-русски — это пересадка органов. У людей отказывают органы, в результате какого-то заболевания перестают выполнять свою функцию. То есть, например, сердце — это мышца, часть которой в результате инфаркта превращается в соединительную ткань, по простому говоря, становится мозолью. Сердце начинает плохо сокращаться или перестает сокращаться. Тогда требуется замена органа. Ткань печени в результате, например, вирусного гепатита или опухоли, заменяется соединительной тканью, из-за чего перестает работать или плохо работает. Тогда возникает необходимость в замене органа.

— Сколько людей сейчас ждут пересадки органов в Якутии?
— С циррозом печени около 300 человек состоят на учете. Примерно 70% из них требуется пересадка печени. С почками столько же народа, даже еще больше. А в год у нас проводится до 10 операций.

— Сколько длится операция по пересадке?
— В операции по трансплантации печени принимают участие 30 человек, операция длится не менее 12 часов. При пересадке почки — 20 человек, операция идет не менее 5 часов.

— Сколько людей было прооперировано?
— В Якутии с пересаженными органами живут 147 человек. Печень, почки, есть одно сердце. У нас прооперирована где-то половина из них. В основном, почки. Среди них есть и дети. С детьми особые сложности. В России запрещено детское посмертное донорство. Ребенку почку от взрослого не пересадишь, по размерам не подходит. Ребенка держат на искусственной почке, пока он не вырастет, потом орган может мать или отец дать. А часть печени можно подобрать.

— Почему проводится так мало операций? В чем главная проблема пересадки органов в Якутии?
— Самая большая беда в том, что не хватает органов для пересадки. Печень, почки — можно у живых доноров взять. Например, часть или половину печени или одну почку из двух можно пересадить больному. А сердце — один орган, у живого человека не возьмешь, обязательно нужно взять у умершего человека, это называется посмертное донорство.

— Какие органы пересаживают у нас в Медцентре?
— В Якутске мы проводим только родственную пересадку почек и печени.

— Когда в Якутии можно будет пересаживать сердце и другие органы?
— Когда решится вопрос о посмертном донорстве. Квалификация у наших врачей есть, уровень соответствует, только опыта нет. Посмертного донорства в Якутии пока не было.

— Почему? В чем проблема?
— Люди очень опасаются, что человека, который может стать потенциальным донором, специально плохо лечат, чтобы взять органы, а потом продать их. Но это не так. Для того, чтобы взять орган, должно проводиться полноценное лечение — врачи борются до конца за его жизнь. Если не лечить, то и этот орган будет плохой и пересаживать толку нет. Чтобы получить полноценный орган, надо потенциального донора лечить очень хорошо.

— Человек, наверное, должен при жизни подписать согласие на то, чтобы стать донором, при каком-нибудь несчастном случае?
— В России действует презумпция согласия. То есть, по закону есть право изымать органы у погибшего, если только он при жизни не подписывал отказа.

— В таком случае, что мешает нашим врачам изымать органы для донорства?
— Прийти да изъять — это очень большая проблема. Это дело очень тонкое. Когда человек сидит горюет, очень трудно выйти к нему с таким предложением. Обычно СМИ поднимают такой вой, вот лет 10 назад в Москве был случай в 57-й больнице. Там человек попал в ДТП, смерть мозга, у него отказа от донорства не было, по закону начали изымать органы. В это время в операционную врывается ОМОН, всех врачей арестовали, мол, что вы тут торгуете органами. Лет 10 это дело длилось, потом врачей оправдали. Но на этот период донорство в России вообще затухло. Сколько людей умерло от отказа сердца, печени и почек, которых можно было спасти?

— Как должно происходить посмертное донорство?
— Допустим, у человека наступает смерть мозга. Что это такое? Кора мозга не функционирует. Если кора не функционирует, то по закону человек считается мертвым. При этом сердце и другие органы еще функционируют, поддерживаются искусственно. Это самое лучшее время, чтобы взять органы для пересадки. Для этого нужна констатация смерти мозга, которая делается специальной комиссией, и согласие родственников или самого человека. Законом предусмотрено, что смерть мозга должна констатировать специальная комиссия, не имеющая никакого отношения к тому учреждению, которое пересаживает органы. К членам этой комиссии предъявляются высокие требования — они должны иметь определенный стаж, определенные специальности.

— Так ведь есть презумпция согласия, то есть, не обязательно при жизни подписывать бумагу, что согласен на донорство.
— Желательно такую бумагу все-таки писать. На деле презумпция согласия в РФ не работает. Сколько судебных дел заведено! Судятся родственники, требуют моральных компенсаций. В РФ из-за этого уже три года разрабатывается новый закон. Уже даже религиозные организации не против. Раньше православная церковь была против, а сейчас наоборот, начинают агитировать за трансплантацию.

— Трансплантация в России бесплатна?
— Да. В России нет продажи органов и она невозможна. Для изъятия органа медицинское учреждение должно быть очень хорошо оснащено, чтобы изымаемый орган был нормальным. В каком-нибудь гараже это невозможно. Люди так думают, но такого не может быть в принципе.

— Тогда в Якутии донорами у нас, получается, становятся только родственники.
— Если бы еще были подходящие родственники. Перед тем, как забрать у человека орган или его часть, нужно пройти обследование, чтобы потом не было отторжения. Здоровых родственников мало. Это очень сложная система, учитываются все нюансы, чтобы и донору не навредить, чтобы он инвалидом не стал, чтобы орган работал нормально, чтобы не зря его забирать. Подбирается все тщательно и долго.

— Если пофантазировать и вообразить, что у посмертного донорства нет препятствий, то 300 человек, ожидающих пересадки в Якутии, могли бы быть прооперированы?
— В год подходящих доноров появляется, наверное, человек 10. А каждый донор в наших условиях мог бы дать три органа, то есть это 30 спасенных жизней. Нужно организовать посмертное донорство. Этому препятствуют сами люди, общественное мнение. Поэтому стараемся проводить разные мероприятия, рассказывать, убеждать. Главный принцип — не уноси с собой на тот свет здоровые органы. Ты можешь дать жизнь другому человеку.

— Если, не дай Бог, случится страшное с вашим близким человеком, вы бы сами дали согласие на изъятие у него органов?
— Я бы дал согласие. Потому что я знаю, что к чему. Я ни разу не видел, чтобы какой-то медик больному желал плохого. Люди думают, что врачи могут продавать органы. Надо, чтобы люди знали, как все на самом деле, а не рисовали в воображении. Отсутствие доноров — это очень большая проблема, и она будет усугубляться. В прошлом году был открыт новый диализный центр, мы думали, что всех больных охватим. Но сейчас он уже практически  переполнен.

12-14 ноября, по инициативе социального проекта «Надежда на будущее», пройдет благотворительный фестиваль надежды для детей и взрослых с тяжелыми заболеваниями почек. В рамках фестиваля состоится общественное обсуждение проблем развития нефрологической помощи и трансплантации в республике, первый образовательный курс «Нефро-помощь» с школами пациентов для людей с хроническими заболеваниями почек, благотворительные акции и тематические площадки с участием общественных организаций, которые проинформируют население о профилактике и лечении заболеваний почек. Информация о фестивале размещена на сайте проекта —proekt-hope.ru

Наталия Каратаева, руководитель социального проекта «Надежда на будущее», организатор фестиваля:
— В республике сейчас проводится лишь родственная трансплантация, трансплантации от посмертного донора нет. Для того, чтобы помочь людям, нуждающимся в срочной пересадке, необходимо подготовить общественность, нужно им рассказать, что такое трансплантация. В большинстве случаев, люди узнают о трансплантации из фильмов. Отмечу, что человек может написать отказ стать посмертным донором — это его законное право. Сейчас обдумывается механизм, как это сделать. Но в этом случае, если человек подписал отказ, вдруг, если ему понадобится донорский орган, у него не будет возможности получить его.

— Вы, как родственник, дали бы согласие на изъятие органов у близкого человека?
Да. Потому что я сама столкнулась с этим, мы уже информированы. Все мои родственники уже знают о важности донорства. Диализный центр «Диалог» был открыт в 2014 году. Людям, которые тогда подошли к терминальной стадии, очень повезло -у них не было проблем с диализом. В 2012 г. у меня не было такого шанса, поэтому мне пришлось уехать и стать в лист ожидания в Москве. Я знала, куда обращаться — была проинформирована. Но в моем случае, не дождалась своей очереди.  А большинство, когда у них отказывают печень и почки, не знают, что делать. Этот проект дает людям информацию. Информирован — значит, вооружен. В этом цель социального проекта «Надежда на будущее».

 

1. Насколько хорошо Вы осведомлены о трансплантологии?

 

2. Как вы относитесь к органному донорству?

 

3. Согласились бы вы стать донором органов для близкого родственника при необходимости спасения его жизни?

 

4. Согласны ли Вы стать посмертным донором органов?

 

5. Ваш пол

 

6. Ваш возраст

 


В качестве постскриптума: «Очень важно для себя сформулировать принцип, что если я по каким-то невероятно трагическим причинам или мой родственник, мой любимый человек по каким-то ужасным обстоятельствам умирает, то это совершенно не значит, что вслед за его смертью должны умереть еще человек пять тех людей, которые не умерли бы, если бы органы этого умершего достались им. Понимаете?» Сергей Готье, профессор, доктор медицинских наук, руководитель ФГУ «ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им. академика В.И. Шумакова» в интервью «Эхо Москвы» в 2010 году.

http://news.ykt.ru/mobile/article/36568